Земля в Тверской области
поиск, продажа, юридическое сопровождение
Как купить землю
в Тверской области?
телефон: (495) 971-28-95
е-майл: info@tverzem.ru
 
 
Главная страница
Заявка на размещение
Подать объявление
Покупка и продажа земли
Поиск участка
Андреапольский район
Бежецкий район
Бельский район
Бологовский район
Весьегонский район
Вышневолоцкий район
Жаровский район
Западнодвинский район
Зубцовский район
Калининский район
Калязинский район
Кашинский район
Кесовогорский район
Кимрский район
Конаковский район
Краснохолмский район
Кувшиновский район
Лесной район
Лихославльский район
Максатихинский район
Молоковский район
Нелидовский район
Оленинский район
Осташковский район
Пеновский район
Рамешковский район
Ржевский район
Сандовский район
Селижаровский район
Сонковский район
Спировский район
Старицкий район
Торжокский район
Торопецкий район
Удомельский район
Фировский район
Поиск земли под заказ
Регион
Тверская область
Озеро Селигер
Осташков
Калязин
Кашин
Кимры
Пено
Зубцов
Конаково
Андреаполь
Селижарово
Исток Волги. Верхневолжские озера
Законодательная база
Федеральное законодательство о земле
Тверское законодательство о земле
О нас
Контакты
Предоставляемые услуги
Статьи по теме: новости, обзоры, аналитика
Наши партнеры
Обмен ссылками
Каталог ссылок
Поиск по сайту

 

 

Конаково и Конаковский район:
Прoмышленность и рабочий класс

Если Корчева в экономическом отношении отставала от других городов губернии, то в волостях, вошедших впоследствии в Конаковский район, успешно развивались ремёсла и промыслы. Уезд давал немало отходников – людей, уходящих на заработки в чужие места: плотников, столяров, резчиков по дереву, краснодеревцев, штукатуров, маляров. В самом уезде были развиты различные промыслы: тележный в Николо-Созинской, Даниловской, Селиховской и Кудрявцевской волостях, сапожный в Фёдоровской и Селиховской, дёгтярный – в Николо-Созинской и Кудрявцевской. О развитии сыроварения мы расскажем ниже.

Наряду с земледелием и кустарными промыслами в уезде стала развиваться промышленность, появились крупные предприятия.

Ещё в 1780 г. в селе Едимонове купцом П. Святогоровым была открыта полотняная фабрика . В 1799 г. он получил разрешение купить к фабрике 780 крестьян. В 1814 г. она перешла по наследству к его дочери Пироговой, а в 1833 г. её купил владелец села Харитоново Ладыженский. Затем фабрика перешла в качестве приданого баронессе А.Ф. Корф. В это время на ней работало 96 человек на 24 станках, преимущественно вольнонаёмные. Изготовлялись салфетки, скатерти, полотенца, полотно. К 1861 г. фабрика закрылась.

В начале XIX в открываются новые промышленные предприятия, чему способствовало наличие сырья и дешёвой рабочей силы. Ещё в 1797 г. в Едимонове бароном Корфом была сделана попытка открыть первый в Тверской губернии стекольный завод, на котором изготовлялись бутылки, штофы, полуштофы, оконное стекло. Завод вскоре закрылся.

В 1807 г. открылся стеклозавод около сельца Омутня в лесной даче Карабанова, вскоре перешедший норвежским купцам Гизетти и Кригеру. Мастера были приглашены из-за границы. Здесь изготовлялось высококачественное листовое стекло. Разбогатев, Кригер в 1830-х гг. закрыл завод и уехал.

В 1812 г. открылся завод по производству стеклянной посуды при сельце Дмитровском в имении надворного советника Перского. Вскоре владелец сдал его в аренду коллежскому асессору Ильину. Предприятие специализировалось на изготовлении бутылок, которых выпускали по 200000 штук в год. В дальнейшем производство стало падать и в начале 1830-х гг. завод закрылся.

Некоторое время работали стекольные заводы помещицы Ивановой на реке Дубне. В 1823 г. помещиком Дмитрием Жеребцовым при селе Харитонове был открыт завод, изготовлявший аптекарскую и столовую посуду. В 1828 г. на нём трудилось 37 вольнонаёмных рабочих и выпускалось в год 32300 изделий. В середине 1830-х гг. село с соседними деревнями купил помещик Ладыженский, который начал использовать наряду с вольнонаёмным и труд крепостных крестьян. После реформы 1861 г. Ладыженский продал завод французам братьям Ге, а сам занялся производством сыра. Антон и Франс Ге перевели завод в Чириково. Он выпускал парфюмерную и аптекарскую посуду и ламповое стекло. Строительством заводских зданий руководил крестьянин-умелец И.П. Репкин. Так возник Чириковский хрустальный завод, который действует и сейчас.

От Антона Ге завод перешёл его наследнику Эдуарду Ге, а затем его тестю корчевскому купцу Якову Епанечникову, который сдавал завод в аренду. Его арендовали француз Детфруа, потом Исаак Кайгородский.

На заводах, принадлежавших московскому мещанину М. Жеребину, производились краски и жидкий купорос. После переноса фаянсового завода из Демкина в Кузнецово на его месте был стекольный завод, изготовлявший стеклянную посуду. Он принадлежал Ланко, в 1860-х гг. продан французу Мартену, но затем закрыт. Таким образом, стекольное производство в уезде имеет давние традиции.

Крупнейшим промышленным центром уезда, кроме Кимр, которые остаются вне нашего внимания, было село Кузнецово. Первое упоминание о нём относится к 1806 г., хотя, вероятно, оно существовало намного раньше. Кузнецово, тогда ещё сельцо, принадлежало Дмитрию Рудакову. В нынешней черте города находилось ещё несколько селений: сельцо Шагарово, располагавшееся на высоком правом берегу Донховки, где сейчас улица Гагарина, и деревня Александровка, также принадлежавшие Рудакову. Южнее стояло сельцо Кузнецово на месте современной площади Гагарина. На территории города также находились деревни Скрылево, Клопово, часть села Никольского. Первые две, как и сосновый бор, также принадлежали Рудакову. В Кузнецове и Шагарове были помещичьи усадьбы, окружённые фруктовыми садами.

Сюда и был перенесён фаянсовый завод, основанный аптекарем Ф Бриннером и двумя мастерами с фарфорового завода Гарднера (ныне Дмитровский фаянсовый завод). В 1809 г. Бриннер с двумя немцами-компаньонами арендовал на 20 лет 200 десятин земли в деревне Домкино с правом постройки фабричных зданий. В июле 1810 г. арендный договор купил у него аптекарь Ауэрбах.

К маю 1811 г. относится первое сообщение о производстве фаянсовой продукции. Фаянс, которого до того времени не умели делать в России, пользовался большим спросом. На заводе вырабатывалась и фаянсовая скульптура, причём ассортимент был очень разнообразен: от сервизов до чайников и рукомойников.

Предприятие вскоре выдвинулось в число ведущих в фаянсовой промышленности. Его продукция стала эталоном качества и художественного совершенства. Марками продукции служили надпись "Ауэрбах – Корчева" и печатные вдавленные буквы "А" и "К". В 1833 г. фабрика получила право применять в качестве товарного знака государственный герб.

В 1815 г. на фабрике было занято уже 120 рабочих. Ауэрбах выполнял заказы царского двора, были тзготовлены "Тверской" и "Павловский" сервизы. Особенностью фабрики было использование наёмного труда, тогда как на других предприятияхработали крепостные. Нанимались на фабрику те же крепостные, которые из своей заработной платы вносили помещику оброк, то есть испытывали двойную эксплуатацию.

Вскоре Ауэрбах, по его словам, "достиг до такой совершенной выделки фаянса, каковой, по признанию всякого, никогда в нашем отечестве не бывало". В 1826 г. он преподнёс Николаю I фаянсовый сервиз и за это был награждён бриллиантовым перстнем. Изделия фабрики неоднократно отмечались на всемирных выставках. Фаянс Ауэрбаха по праву относят к лучшим образцам русского фаянса того времени.

Однако подошли к концу двадцать лет, предусмотренные арендным договором. Не получив согласия владельца на продолжение аренды, Ауэрбах купил у помещика Киари Кузнецово и Белавино за 6500 рублей. В его собственность перешли земля, усадьба и крестьянские дома.

В 1826-1828 гг. хозяин перенёс фабрику на новое место. Вновь купленных крестьян он заставил работать на фабрике, а крестьян из дальних деревень переселил поближе к новому месту работы. Вокруг Кузнецова образовались тогда новые посёлки Полтево, Александровка, Андрониха.

В мае 1845 г. управление фабрикой перешло к сыну А. Ауэрбаха Генриху. В 40-х гг. производство стало расширяться. Кроме фаянса, выпускались фарфоровые изделия, для которых использовались лучшие сорта глины и каолина.

В 1859 г. на фабрике был установлен первый паровой двигатель мощностью в семь лошадиных сил. Однако после реформы 1861 г. дела пошли плохо. Наследники А. Ауэрбаха не сумели перестроить предприятие в новых условиях. Фабрика продолжала выпускать продукцию по старым формам и образцам, спрос на неё упал, производство свёртывалось.

Фабрика оказалась под угрозой закрытия и в 1870 г. была продана. Её купил молодой преуспевающий делец Матвей Сидорович Кузнецов, вошедший в историю как патриарх русского фаянса. Ему принадлежало восемь фабрик. Правилом нового хозяина было непрерывное наращивание выпуска продукции при более или менее стабильных ценах. Изучение спроса Кузнецов поставил на научную основу. Строго учитывались вкусы и запросы потребителей. На фабриках возводились новые производственные здания, применялась новая техника, расширялся ассортимент, улучшалось техническое и художественное качество продукции. В 1872 г. Кузнецов получил право использовать государственный герб в качестве торгового знака.

Новый хозяин принялся за реконструкцию Тверской фаянсовой фабрики, как назывался тогда конаковский завод. Он переселил из Гжельска триста рабочих, знакомых с керамическим производством. От Ауэрбаха осталось несколько деревянных корпусов по реке Донховке, стоявших уже сорок лет. Кузнецов решил возводить новые корпуса из кирпича, расположив их на правом берегу севернее сельца Кузнецово. Были построены новые здания для котельной, слесарный и прессовый цехи, установлены паровые машины. В1880 г. введено печатание рисунков по более совершенному методу. Кроме фаянса, фабрика стала выпускать фарфор и майолику. Выработка фарфора началась в 1884-1885 гг., изделия покрывались цветной глазурью, что делало их наряднее и привлекательнее. Кузнецовская продукция находила широкий сбыт не только в России, но и за границей.

Развитию производства благоприятствовали дешёвый транспортный путь по воде, лес и залежи торфа вблизи Кузнецова. За 1870-1890 гг. число рабочих на фабрике увеличилось с 86 до 1220 человек, а объём производства вырос в 24 раза.

Преобладал мужской труд. Рабочий день продолжался летом с 4 часов 30 минут до 19 часов 30 минут, а зимой – с 5 часов до 20 часов, включая 3 часа перерыва. После окончания рабочего дня рабочий должен был сдать мастеру продукцию, убрать рабочее место, вымыть и смазать свой станок. В субботу и перед праздниками рабочий день оканчивался на два часа раньше. Следует, впрочем, отметить, что до революции было тридцать праздничных дней, когда предприятия не работали: религиозные праздники и "царские дни".

На фабрике не было вентиляции, отсюда высокий уровень запылённости и загазованности. В некоторых цехах рабочие, кроме того, страдали от жары. Точильщики болели чахоткой, то есть туберкулёзом и силикозом. Многие рабочие умирали в возрасте 35-40 лет.

Оплата труда строилась на сдельной основе. Расценки менялись очень редко. На рабочих перекладывалась оплата технологических потерь, с них часто взыскивали штрафы и делались удержания за испорченный товар. Зарплата выдавалась восемь раз в год, перед большими праздниками, к пасхе рабочих рассчитывали и нанимали на новых условиях. Рабочие вынуждены были покупать продукты в "харчевой" лавке хозяина, где товары продавались по повышенным ценам, и оставляли там до сорока процентов заработной платы.

При Кузнецове на левом берегу Донховки, на месте старых зданий, и по дороге на село Никольское начали строить жилые дома для рабочих, которые получали денежные средства и материалы для строительства. Площадь дома составляла 25 кв. м., но при тогдашней многодетности на человека приходилось всего 2,5 м. Высокооплачиваемые служащие строили себе пятистенные дома. Если рабочий увольнялся, он должен был очистить участок или продать дом. Служащим и высокооплачиваемым рабочим предоставлялись квартиры в многоэтажных домах, называвшихся "грунтами", что также привязывало людей к фабрике.

Производство требовало грамотных рабочих. В 1883 г. в Кузнецове было открыто народное училище с 4-летним сроком обучения. В нём имелся художественный класс, где учили изобразительному искусству. Учителя получали заработную плату от хозяев фабрики. Была открыта больница, состоявшая из амбулатории, стационара на 15 мест, родильного отделения и аптеки. Больничный персонал также получал зарплату от фабриканта. Часть своей огромной прибыли Кузнецов расходовал на благотворительность.

Тяжёлые условия труда, бесправие и произвол привели к конфликту. В 1886 г. на фабрике произошла первая стачка. 3 ноября рабочие собрались у заводской конторы и предъявили свои требования: отмены штрафов, сокращения рабочего дня, отмены принудительного пользования харчевой лавкой и увольнения ненавистного смотрителя Стрючкова. В тот же день начался погром. Была разгромлена харчевая лавка, выбиты стёкла в домах служащих.

Администрация приняла большинство требований рабочих. В то же время вызвали войска. 5 ноября прибыл батальон солдат, приехал губернатор, убедившийся, что на фабрике нарушалось фабричное законодательство, и сделавший в связи с этим внушение хозяину. Обещания были взяты назад, но некоторые уступки рабочие всё же получили, и забастовка прекратилась. Шесть рабочих Ф Рябов, В. и А. Чарцевых, А. Платонов, В. Краснов были арестованы как организаторы стачки, а многие другие взяты под надзор полиции. Александру III доложили о случившихся событиях и о вызове батальона солдат – настолько важным оказалось происшедшее.

28 марта 1887 г. в Корчеве состоялся суд над участниками забастовки. Процесс привлёк внимание российской общественности, приехало много газетных корреспондентов. С блестящей речью выступил адвокат Шубинский. Окружной суд признал виновными 14 человек и приговорил их к тюремному заключению от 4 до 8 месяцев, а 27 человек было оправдано. Некоторые из них вторично предстали перед судом, Московская судебная палата приговорила к тюремному заключению ещё 11 человек.

Фабричные рабочие, вчерашние крестьяне, забитые и малограмотные, были ещё мало способны к организованной борьбе за свои права. После этого на фабрике длительное время не происходило крупных конфликтов.

Производство успешно развивалось. В 1890 г. в Кузнецове насчитывалось 1500 жителей, из них 1220 рабочих, 1 лавка, 1 трактир, школа, больница, почтовая станция. Фабрика вырабатывала тогда восемь миллионов изделий в год.

В северной части Клинского уезда, вошедшей впоследствии в состав Конаковского района, крупные промышленные предприятия появились в Козлове и Завидове во второй половине XIX в. В 1856 г. английский предприниматель Фланден приобрёл у русского правительства 1300 десятин земли и лесных угодий в 12 км. от железной дороги, у деревни Козлово, и основал здесь фабрику, выпускавшую ковры и ковровые изделия, а в дальнейшем также шёлковые ленты и ткани. Это была первая ковровая фабрика в России.

В 1858 г. началось производство продукции. К концу 80-х гг. на фабрике имелось 90 механических ткацких станков, две паровые машины, четыре паровых котла. За год вырабатывалось до 750 тысяч кв. аршин ковров и до 15000 скатертей (кв. аршин равен 0,5 кв. м.).

В 1866 г. у станции Завидово начала строиться камвольная фабрика, принадлежавшая купцу М.Н. Варенцову. Предприниматель выбрал это место из-за дешевизны рабочей силы и близости железной дороги. Крестьяне этой местности издавна занимались ткачеством. Первую продукцию фабрика дала в 1867 г. В 1880 г. она перешла в руки богатого промышленника В.В. Занегина, который реорганизовал производство в бумагопрядильное.

Рабочий день на фабрике продолжался 8-12 часов для детей и не менее 12 часов для взрослых. Рабочий, подписавший контракт, не имел права уволиться, но мог быть в любое время уволен администрацией. С рабочих взимались штрафы, заработная плата на текстильных фабриках была самой низкой. Часто происходили конфликты между хозяином и рабочими.

В 1885 г. Занегин внезапно решил закрыть фабрику на зиму в связи с ремонтом, но сопротивление рабочих помешало этому. В 1887 г. произошла первая забастовка завидовских ткачей, требовавших прибавки к заработной плате. Не имея опыта борьбы, они были вынуждены отступить. В стачке участвовало большинство рабочих, которых насчитывалось тогда на фабрике 550 человек.

Забастовки происходили также в 1888, 1894, 1895, 1898 – 1900 годах. В 1899 году забастовка продолжалась около двух недель. Губернатор приказал всех рассчитать и сделать новый наем, а рабочие должны были освободить фвбричные квартиры. Власти прислали две роты солдат. Рабочие были вынуждены взять расчет, а "подстрекателей" удалили с фабрики. Опять выступление оказалось неудачным.

В 1899 году после смерти Занегина фабрика попала в руки купцов Поповых и носила название "Товарищество Завидовской мануфактуры торгового дома братьев Поповых". Позднее она называлась "Попов и сын – торговый дом". На фабрике производилось также некоторое количество шерстяного войлока. Вокруг нее возник поселок Ново – Завидовский. Стачки при новых хозяевах продолжались.

В 1890 – х годах начались промышленные разработки торфа. В 1894 году открылась Шумковская торфоразработка, где добычу производила фабрика Кузнецова. Позднее стали разрабатывать месторождение "Галицкий мох" у станции Редкино. Здесь был открыт завод по производству кокса. Однако в 1905 году он сгорел и до советской власти не восстанавливался. С 1894 года в селе Фофанове работал небольшой лесопильный завод.

Условия работы в те времена везде были тяжелыми, унося здоровье рабочих и сокращая их жизнь.

Поэт Е. Нечаев около 50 лет проработал на Чириковском стекло – заводе. "Нестерпимый холод зимой , знойная жара летом, – вспоминал он впоследствии, – удушливый чан, ядовитая пыль состава, ожоги, побои, головные боли, резь в глазах, голод и т.д. скоро мою жизнь превратили в сплошные пытки, от которых я не один раз покушался на самоубийство."

В 1900 – х годах Назаров открыл кожевенный завод в Дмитровой Горе. Люди работали в сырых помещениях, и чахотка среди них была обычным явлением. Недаром после революции в селе насчитывались 74 вдовы и лишь двое вдовых мужчин. Были деревни, где вдовы составляли большинство населения.

На территории района получили распространение сыроварение и молочная промышленность, что связано с деятельностью Н.В. Верещагина, брата известного художника-баталиста. Он посетил ряд стран, где ознакомился с техникой и организацией молочного дела. С 1866 года, получив помощь от Российского вольного экономического общества, он организовал рад сыроварен на артельных началах в Отроковицах, Видогощах, Едимонове, Городне, Игуменке и других местах. На тверской сельскохозяйственной выставке 1867 года сыры сельскохозяйственных артелей получили высокую оценку.

В 1871 году в Едимонове в имении барона Корфа при содействии правительства была основана молочная школа для подготовки специалистов по сыроделию и молочному делу. Приглашенные из-за границы мастера обучали варке голландских и шведских сыров. Первоначально в школе училось тридцать человек. Образовательный уровень их оказался очень низким, поэтому пришлось ввести обучение письму, чтению и арифметике. Теоретические знания давались в тесной связи с практикой. За два года школа готовила мастеров и мастериц высокой квалификации, которые разносили полученные уменья и навыки по всей России. С конца 1880 – х годов школа содержалась Верещагиным на собственные средства. За время своего существования она выпустила около тысячи техников.

В школе производились различные сорта сыра, который вывозился за границу. В 1871-1882 гг. едимоновская школа экспортировала в Англию более 24 тысяч пудов. На всех международных выставках она получала награды и почётные отзывы. Так, на английских выставках её экспонаты были отмечены золотой, тремя серебрянными, одной бронзовой медалями и почётным отзывом. Большую помощь Верещагину оказывал Д.И. Менделеев.

Власти относились к едимоновской школе с недоверием, подозревая, что она открыта с целью прикрытия лиц, преследуемых правительством. Такие лица действительно появлялись в этой школе. В 1872-1873 гг. здесь работала преследуемая жандармами Софья Перовская. Здесь же побывали революционеры-народники Долгушин, Дмоховский, Гамов, Плотников. В Заборье в 1874 г. находилась тайная квартира революционеров. Народники усматривали в артельных сыроварнях зёрна социализма. Молочная кооперация действительно влияла на политическую и общественную сознательность крестьянства, однако в дальнейшем сыроварни выродились в чисто капиталистические предприятия.

Артели Верещагина кормили маслом и сыром всю губернию. С появлением сепараторов они уступили место промышленной переработке молока.

 

Б.И. Петропавловский
"Конаково и Конаковский район"

 

Конаково и Конаковский район: другие материалы

 

 
 
Разработка и развитие сайта — Интернет лаборатория "Ксан"
© 2003-2015 проект “Земля в Тверской области” liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Rambler's Top100