Земля в Тверской области
поиск, продажа, юридическое сопровождение
Как купить землю
в Тверской области?
телефон: (495) 971-28-95
е-майл: info@tverzem.ru
 
 
Главная страница
Заявка на размещение
Подать объявление
Покупка и продажа земли
Поиск участка
Андреапольский район
Бежецкий район
Бельский район
Бологовский район
Весьегонский район
Вышневолоцкий район
Жаровский район
Западнодвинский район
Зубцовский район
Калининский район
Калязинский район
Кашинский район
Кесовогорский район
Кимрский район
Конаковский район
Краснохолмский район
Кувшиновский район
Лесной район
Лихославльский район
Максатихинский район
Молоковский район
Нелидовский район
Оленинский район
Осташковский район
Пеновский район
Рамешковский район
Ржевский район
Сандовский район
Селижаровский район
Сонковский район
Спировский район
Старицкий район
Торжокский район
Торопецкий район
Удомельский район
Фировский район
Поиск земли под заказ
Регион
Тверская область
Озеро Селигер
Осташков
Калязин
Кашин
Кимры
Пено
Зубцов
Конаково
Андреаполь
Селижарово
Исток Волги. Верхневолжские озера
Законодательная база
Федеральное законодательство о земле
Тверское законодательство о земле
О нас
Контакты
Предоставляемые услуги
Статьи по теме: новости, обзоры, аналитика
Наши партнеры
Обмен ссылками
Каталог ссылок
Поиск по сайту

 

 

Конаково и Конаковский район:
Корчева и окрестные селения в конце XVIII – XIX вв.

В этот период значительная часть территории района входила в Корчевский уезд. Поселения на месте Корчевы возникли давно. Пристань, находившаяся здесь, имела важное значение для торгового сообщения между Новгородом, Тверью, Кашиным и с другой стороны Москвой и Дмитровым. От неё шли к Дмитрову два пути: по Волге, Дубне, Сестре и Яхроме, второй – по суше к месту впадения Яхромы в Сестру (село Усть-Пристань).

Возникновение Корчевы относится примерно к XVI в. Можно предположить, что тогда здесь уже находилось село с деревянной Воскресенской церковью. В прошлом оно носило название Карачево. Первое упоминание о нём в писцовых книгах относится к 1539-1540 гг.: "Село Карачево, а в нём церковь Воскресения Христова". По писцовым книгам 1627 г. оно входило в вотчину Тверского архиепископа, а в 1764 г. отошло в ведение Коллегии экономии, как и другие церковные и монастырские деревни: Притыкино, Мошковичи, Заборье, Сурцево, Поляны, Квашниково. Крестьяне этих деревень стали называться экономическими.

В мае 1767 г. императрица Екатерина II, проезжая по Волге, обратила внимание на село. 18 октября 1781 г. она подписала указ о преобразовании села Корчевы в уездный город. 7 января 1782 г. в Корчеве былы открыты уездный, нижний земский, словесный суды, дворянская опека, уездное казначейство и полиция под управлением городничего. В том же 1782 г. открылась школа для купеческих и дворянских детей от семи лет, где проходились русская грамота и правописание, "истолкование христианского закона", всеобщая история, арифметика, рисование.

5 апреля было официально объявлено об открытии нового города. Первоначально он состоял из одного квартала. В 1783 г. в нём значилось 34 обывательских дома, два общественных здания, одна церковь и более 400 жителей.

Герб Корчевы состоял из двух частей: вверху воспроизводился герб города Твери – стол с лежащей на нём короной, внизу был изображён заяц-русак на зелёном фоне.

Во вновь образованный Корчевский уезд вошли деревни соседних трёх уездов: Кашинского, Тверского, Клинского. Он занимал территорию в 387 тыс. 637 десятин, имея границы с уездами Бежецким, Кашинским, Клинским, Тверским, Дмитровсим. Граница его шла по рекам Волге, Медведице, Шоше, Дубне, Сестре. Значительную часть территории занимали леса, луга, болота.

В жизни уезда большую роль играла Волга, по которой по прежнему шёл "водяной ход" до Дмитрова и дальше. Летом Волга сильно мелела, весной же разливалась, затопляя селения. Корчева находилась на высоком и крутом правом берегу и от наводнений страдала редко.

В уезде проживало 66,6 тысяч человек. До самой отмены крепостного права нередким явлением были крестьянские бунты. В 1763 и 1768 гг. на территории нынешнего района, в Клинском и Тверском уездах произошли восстания, подавленные войсками.

До тверской губернии дошли отзвуки пугачёвского восстания. Из села Мошковичи вышел Хлопуша, один из сподвижников Е. Пугачёва. В 1791-1797 гг. опять волнения крестьян произошли в Корчевском и соседних уездах, подавленные полицией и военными командами.

Павел I внёс изменения в административное деление страны. Указом от 3 марта 1797 г. город Корчева превратился в посад, как назывались некоторые посёлки городского типа, однако жители его обратились с просьбой оставить Корчеве статус города. Просьбу уважили: он стал заштатным, то есть безуездным городом, но ненадолго: в 1803 г. Корчевский уезд был восстановлен, а в городе вновь учреждён городовой магистрат, то есть выборный суд по делам мещан и купцов.

В 1808 г. в Корчеве открылось приходское училище, помещавшееся в деревянной сторожке при храме Преображения. Сохранились имена первых местных просветителей. Первым учителем был дьячёк Герасим Петров, затем соборный дьячёк Михаил Свитушков, а с 1833 г. детей обучал канцелярист Николай Беляев.

В 1810 г. в Корчеве был построен каменный Воскресенский собор. Работы по его отделке и украшению продолжались несколько лет. Выполняли их местные умельцы.

Некоторые корчевцы участвовали в Отечественной войне 1812 г. Крестьянин из деревни Филимоново Памфил Назаров оставил записки о своём участии в войне.

В Корчевском уезде прошли детские годы кузины А.И. Герцена Т. Кучиной-Пассек. В своей автобиографической книге "Из дальних лет" она так описывает Корчеву: "В то время это был небольшой городок, чуть не деревня на берегу Волги, в сосновом лесу. Его две улицы с набережной пересекались переулком и были застроены деревянными домами. Широкая площадь, поросшая травой и цветами, по которой мирно паслись гуси, иногда корова, свинья с поросятами, простиралась до Волги. На площади стоял и теперь стоит каменный собор, довольно красивой архитектуры, и тянулись ряды низеньких деревянных лавок с незатейливыми товарами… Большой паром соединял город с противоположным берегом – низким и пустынным".

Городок был уютный, жизнь в нём текла тихо и размеренно. Городские кварталы тянулись по берегу Волги, с которой город по-прежнему был тесно связан. Суда по ней долго ходили на вёслах, парусах, использовалась конная тяга и бурлаки. В первой половине XIX в. появились пароходы, первое время наводившие ужас на население. В 1853 г. было учреждено первое пассажирское общество "Самолёт", организовавшее рейсы от Твери до Рыбинска. С пристани ежегодно отправлялось до 170 пароходов с грузами. По торговому обороту Корчева, однако, уступала другим городам губернии. Ежегодно устраивались три ярмарки: в родительскую субботу перед пасхой, 25 марта, в день Благовещенья, и в сентябре, в день Воздвижения ( Слаущенская).

Город значительно вырос. Он разделялся на 24 квартала, имелись площадь и 5 улиц. В 1851 г. в Корчеве проживало 2257 человек. Население имело следующий социальный состав: дворяне – 187, духовенство – 49, купцы – 327, мещане – 1278, нижние чины – 312, крестьяне – 104, в том числе дворовые (крепостная прислуга) 65 человек, включая членов семей. Среди ремесленников было 5 живописцев, 2 позолотчика, 2 медника, 3 кузнеца, 11 портных, 18 сапожников. Всего ремёслами занималось 56 человек. Часть жителей составляли чернорабочие, некоторые уходили на заработки в другие города. Одним из занятий горожан было скотоводство: в 1850 г. насчитывалось 181 голов крупного рогатого и 22 мелкого рогатого скота. Промышленность была развита слабо: в городе было семь заводов и фабрик, под которыми подразумевались довольно небольшие предприятия: свечной, пивоваренный, медоваренный, два пряничных и два кирпичных завода.

Корчева обратила на себя внимание М.Е. Салтыкова-Щедрина, посетившего город в 1856 г., отметившего экономическое отставание города, его захудалость по сравнению с другими городами губернии.

"Какое может осуществиться в Корчеве предприятие? Что в Корчеве родится? Морковь? – так и та потому только уродилась, что сеяли свеклу, а посеяли бы морковь – наверняка уродился бы хрен.

Такая уж здесь сторона. Кружева не плетут, ковров не ткут, поярков не валяют, сапогов не тачают, кож не дубят, мыла не варят. В Корчеве только слёзы льют, да зубами щёлкают. Даже рыба, и та во весь опор мимо Корчевы мчится. В Твери или в Кимре её ловят, а у нас не приспособились", – жалуется корчевской обыватель.

В том же 1856 г. Корчеву и Городню посетил знаменитый русский драматург А.Н. Островский. Писатель нашёл светлые стороны в жизни уезда, который даёт искусных мастеров, строителей крупных волжских барок, славится также своими лоцманами и коноводами: конная тяга применялась для транспортировки судов.

Подавляющую часть населения уезда составляли крестьяне. На территории района жили государственные и частновладельческие крестьяне. Так, казне принадлежали Городня, Селихово, Межово, частным владельцам (помещикам) Мелково, Игуменка, Отроковичи, Коромыслово, Устье (при впадении реки Созь), Едимоново, Новоселье, Фёдоровское, Далёкино, Гора, Харитоново, Мыслятино, Хрустальный завод.

Бесправие и произвол помещиков по прежнему вызывали частые волнения среди частновладельческих крестьян. В 1820 г. крестьяне Вахромеева и Карачарова подали прошение об уменьшении повинностей и жалобы на жестокое обращение помещика Е. Матова. В 1826 г. произошли волнения в Кругловской волости и в имении помещицы Постельниковой, в 1831 г. – в Завидове в связи с эпидемией холеры. Неподчинение властям имело место в ряде деревень в 1841 г., была введена воинская команда. В 1842 г. за жестокое обращение крестьяне Вахромеева и Карачарова убили помещика Г.К. Зонна.

Число волнений возросло в предверии крестьянской реформы.В 1858 г. крестьяне села Мелково отказались отдать землю, принадлежавшую 23-м выбывшим крестьянским ревизским душам. Крестьяне помещика Новикова отказались подчиняться помещику и опекуну. В 1859 г. пятеро дворовых людей помещицы К. Зиловой подали жалобу на полуголодное существование и жестокое обращение. В некоторых деревнях крестьяне отказывались покупать водку, в чём власти видели антиправительственное действие, подрывающее государственную монополию.

В книге Кучиной-Пассек "Из дальних лет" даны острые характеристики корчевских помещиков, интересно рассказано о быте дворянства. Типичным помещиком был отец Пассек, который создал хор певчих, любовался песнями и плясками, но бил крепостных и жестоко драл их на конюшне.

На жизнь Корчевского и смежных уездов большое влияние оказала Николаевская железная дорога Москва – Петербург. Строительство "чугунки", как её называли, началось в 1843 г. Проектировалось провести её по прямой линии, которая проходила бы через Козлово, Дмитрово, Андреевское, Чуприяновку, в соответствии с проектом уже построили насыпь на протяжении десяти вёрст. Однако для удешевления проекта, чтобы не перекрывать мостами Ламу, Шошу и Инюху, строители отклонились от него и провели дорогу через Редкино.

1 ноября 1851 г. на станцию Завидово пришёл первый поезд. Первое время движение было небольшим: за сутки через станцию проходили два товарных и два пассажирских поезда.

Пуск железной дороги совершил настоящий переворот в жизни населения этих мест. Ямской промысел утратил своё значение. Жители Городни и других, лежащих на тракте сёл стали искать себе новые занятия. В 1856 г. А.Н. Островский по заданию морского министерства предпринял путешествие по Волге с целью изучения экономики и быта приволжского населения. Он побывал и в Городне. "Приобидела чугунка нас", – пожаловался ему ямщик. Когда писатель посоветовал местным жителям заняться земледелием, ему ответили: "От косы да от сохи не будешь богат, а будешь горбат".

Ещё круче изменилась жизнь после 1861 г., принёсшего падение крепостного права. Условия освобождения вызывали недовольство среди крестьян. В апреле – мае в некоторых деревнях возникли волнения. Более 500 крестьян отказались выполнять повинности в пользу помещиков. Власти ввели эскадрон драгун, 17 зачинщиков было наказано, двое сослано в административном порядке.

В октябре того же года крестьяне Кругловской волости отказались переизбирать волостного старшину, который был неугоден начальству. В 1862 г. в той же волости крестьяне проявили неповиновение, не захотев принять надел по уставной грамоте. Такие грамоты составлялись помещиками и подписывались "сельским миром" (общиной). Условия получения земли для крестьян часто были невыгодны, допускалась черезполосица, часть крестьянской земли обычно отрезалась в пользу помещика. Составление и подписание уставных грамот растянулось на несколько лет.

В 1867 г. крестьяне села Устье отказались участвовать в развёрстке земли и оказали сопротивление мировому посреднику. В результате реформы крестьянское землевладение значительно сократилось. Средний надел в уезде уменьшился с 4,8 до 3,87 десятин. Бывшие государственные крестьяне в большинстве случаев получили земли больше, чем частновладельческие.

В конце 80-х гг. 51% земли принадлежал крестьянским обществам, 17% – крестьянам на правах частной собственности, около одной трети – частным владельцам. Дворяне постепенно розорялись, их земли переходили зажиточным крестьянам, крестьянским обществам и купцам. Так, в 1875 г. дворяне имели 76,4 тысяч десятин, в 1890 – лишь 50,8, купцы за то же время увеличили своё землевладение с 6 до 14,9, крестьяне с 57 до 82,5 тысяч, то есть землевладение крестьян возросло почти наполовину. Говоря об их земельной собственности, следует иметь ввиду, что тогдашняя статистика относила к крестьянам-собственникам зажиточных землевладельцев: приобретение земли не изменяло сословную принадлежность. Купленная земля была далеко не у всех крестьян и не у всех сельских обществ.

В пореформенный период усилилось расслоение крестьянства и укрепление его зажиточной верхушки. Насчитывалось безлошадных 27,2, бескоровных – 22,3, не имеющих ни лошади, ни коровы – 18,8%. Естественный рост населения вызвал уменьшение удобной земли, приходящейся на один надел. Бывшие государственные крестьяне в 1858 г. на одно хозяйство имели 15,5 десятин, а в 1887 г. – 10,8 десятин удобной земли, а бывшие частновладельческие крестьяне, соответственно, 12,6 и 8,9 десятин.

Крестьяне владели землёй, полученной в результате реформы, как правило, на общинных началах, кроме тех, кто выкупил её ещё до 1861 г. Во многих общинах изредка производились переделы пахотной земли.

Крестьяне, которым не хватало земли, арендовали её у частных владельцев. Это были преимущественно бывшие частновладельческие крестьяне, слабо обеспеченные землёй. Арендовались, главным образом, сенокосы и выгоны, аренда пашен, обрабатываемых земель была слабо распространена.

Арендовали подворно, товариществами или селениями ("миром"). Плата вносилась преимущественно деньгами, иногда отработкой. Нередко наделы сдавались дёшево, даже даром, вследствие малодоходности: отхожие промыслы позволяли иметь на стороне более высокие заработки, а повинности перекладывались владельцем надела на арендатора. Некоторые семьи, особенно безлошадные, обрабатывали свой надел, нанимая работника (батрака).

Крестьяне применяли преимущественно трёхпольную систему и самые примитивные сельскохозяйственные орудия. Плуг использовался только в зажиточных хозяйствах. Лишь в 90-х гг. началось распространение более совершенных орудий труда.

Культивировались зерновые, картофель и лён. Урожайность была невысокой. Так, средний урожай на одну десятину крестьянского надела составлял в мерах (Мера или четверик была равна 26 1/4 литра): рожь – 51,6 (сам 5,3), овёс – 77,6 (сам 3,3), ячмень – 55,6 (сам 4,8), картофель – 346 (сам 5,6), лён – 19,5 (сам 3,2).

Крестьянам принадлежало 101,2 тыс. голов скота. Часть крестьянской продукции продавалась: крестьянин должен был платить подати, выкупные платежи, земский и волостной сборы и мирские платежи. Как мы видели, значительная часть хозяйств в пореформенный период обеднела и попала в безлошадные и бескоровные.

Помещичьих имений с запашкой и инвентарём в уезде насчитывалось 175, из них 96 эксплуатировались самими владельцами, остальные сдавались в аренду. Помещики, как правило, применяли более совершенную агротехнику, вводили многопольную систему и имели более высокие результаты хозяйственной деятельности. Средний урожай у них в 1887 – 1892 гг. составлял в мерах: рожь – 60,7, овёс – 89,1, ячмень – 59,4, картофель – 387,8, лён – 0,9.

Среди помещиков встречались передовые люди, применявшие прогрессивные методы ведения сельского хозяйства. Так, Ладыженский, владелец села Харитоново и соседних деревень, применял пятипольную систему земледелия, разводил породистый скот, завёл стекольный, кирпичный и хрустальный заводы, сыроварню, открыл школу, где обучались правильному ведению хозяйства.

Сельское население в 1887 г. составляло около 120 тысяч человек. До реформы уровень грамотности его был очень низок. В 1860-х гг. имелось всего 17 школ, некоторые из них содержались за счёт помещиков и других богачей.

В 1864 г. началось проведение земской реформы. В губерниях и уездах были созданы земства, выборные органы, ведавшие хозяйственными делами. По инициативе земств стали открывать начальные училища, то есть школы, и к концу столетия произошли существенные сдвиги в народном образовании. В уезде работали 52 земских, 9 церковно-приходских, 3 школы грамоты, 3 частных школы, 3 двух-классные, с повышенным курсом обучения. Процент грамотных новобранцев к 1900 г. увеличился до 73 процентов. В 1887 г. насчитывалось грамотных среди мужчин 30,3 и среди женщин 4,9 %. Грамотные женщины-крестьянки ещё являлись исключением. Так, в Суворовской волости неграмотных женщин было 99,6, а в Красновской – 99,8%. Из-за занятости в домашнем труде не все дети заканчивали даже начальную школу. Среди мальчиков школьного возраста обучалось 31,3, а среди девочек лишь 8,7 %.

В самой Корчеве имелась церковно-приходская школа, а в 1876 г. открылось 3-классное мужское училище. В 1900 г. открылась Женская прогимназия, реорганизованная вскоре в гимназию.

После земской реформы началось и развитие здравоохранения. В 1880 г. в Городне открылась больница на 25 коек, размещённая в Путевом дворце. Она обслуживала несколько волостей и считалась самой большой и благоустроенной больницей в губернии. В Городне действовал также акушерский пункт. Здравоохранение сделало некоторые успехи и в Корчевском уезде. Затраты земства по этой статье в конце XIX в. составляли 42 копейки на одного человека, тогда как в среднем по губернии – 31 копейку.

Интересно отметить, что в захолустном городке была типография. Её открыл в 1866 г. секретарь суда М.Ф. Преображенский. В 1878 г. открылась новая типография, принадлежавшая Б.А. Арсеньеву, потом Д.Н. Туманову. Она просуществовала недолго. С 1886 г. типография находилась при Корчевской земской управе.

 

Б.И. Петропавловский
"Конаково и Конаковский район"

 

Конаково и Конаковский район: другие материалы

 

 
 
Разработка и развитие сайта — Интернет лаборатория "Ксан"
© 2003-2015 проект “Земля в Тверской области” liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Rambler's Top100